overtonwindow (overtonwindow) wrote,
overtonwindow
overtonwindow

Система «Периметр»


В ходе холодной войны обе стороны проводили разработку высокоэффективных средств радиоэлектронного подавления средств управления боем противника. Поэтому было крайне необходимо создать систему, которая бы гарантированно доводила боевые приказы, отданные высшими звеньями управления (ГШ ВС СССР, ГШ РВСН), до командных пунктов и пусковых установок стратегических ракет, которые стояли на боевом дежурстве.

Так же присутствовала вероятность поражения командных пунктов, в случае нанесения противником первого ядерного удара. В процессе конструкторских работ возникла идея использования специальной ракеты с мощным радиопередающим устройством в качестве резервного канала связи. Ее можно было запустить в случае подавления органов управления. Данная ракета смогла бы подать команды запуска всем ракетам, несущим боевое дежурство на территории СССР.
Основным предназначением системы 15Э601 «Периметр» было управление ответным ядерным ударом и гарантированное доведение боевых приказов до отдельных командных пунктов, пусковых установок, стратегических самолетов, несущих боевое дежурство, в случае невозможности использовать существующие линии связи.
Система использовала сложную систему из сенсорных датчиков для измерения сейсмической активности, воздушного давления и радиации. Это должно было позволить определить, был ли нанесен ядерный удар, чтобы обеспечить возможность ответного ядерного удара без использования «красной кнопки». В случае исчезновения связи с ВЗУ и установления факта атаки, в действие была бы приведена процедура запуска ракет, что позволяло СССР нанести ответный удар уже после собственного уничтожения.
У разрабатываемой автономной контрольно-командной системы должна была быть способность анализа изменений в мировой военной и политической обстановке, чтобы оценить команды, которые поступали в течение определенного периода времени. На основании этого делался вывод о том, что в мире что-то пошло не так. Если система считала, что ее время наступило, то инициировалась процедура подготовки запуска ракет.
При этом активные боевые действия не должны были начаться в мирное время, даже в случае отсутствия связи или ухода всего боевого расчета с БСП или постов КП. У системы должны были быть дополнительные параметры, блокирующие ее работу. Наряду с вышеописанным экстремальным алгоритмом работы, у системы были и промежуточные режимы.
Разработку специальной командной системы поручили КБ «Южное». 30 августа 1974 года правительство СССР подписало соответствующее постановление N695-227.
Позже правительство поставило еще одну задачу – расширить набор функций, которые решал комплекс командной ракеты, чтобы доводить боевые приказы до ракетных лодок стратегического назначения, пунктов управления ВВС, ВМФ и РВСН, самолетов морской и дальней ракетоносной авиации.
Изначально планировалось, что базовой станет ракета МР-УР100 (15А15), но позже ее заменили на ракету МР-УР100 УТТХ (15А16). После доработки системы управления ей присвоили индекс 15А11.



В декабре 1975 года был представлен эскизный проект ракеты управления. На нее установили специальную головную часть с индексом 15Б99, в составе которой была оригинальная радиотехническая система, разработанная ОКБ ЛПИ. Чтобы обеспечить необходимые условия функционирования, головной части была необходима постоянная ориентация в пространстве.
Для прицеливания ракеты по азимуту использовалась полностью автономная система с автоматическим гирокомпасом и квантовым оптическим гирометром. Данная система могла рассчитать первичный азимут для базового направления в процессе постановки ракеты на боевое дежурство, хранить его во время боевого дежурства, даже в случае ядерного воздействия на пусковую установку.
26 декабря 1979 года состоялся первый успешный запуск командной ракеты с установленным эквивалентом передатчика. Было проведено тестирование сложных алгоритмов сопряжения всех узлов системы, которые принимали участие в запуске, а также проверка возможности головной части 15Б99 придерживаться заданной траектории полета – вершина траектории находилась на высоте около 4000 м при дальности полета 4500 км.
В ходе различных испытаний системы «Периметр» состоялись реальные пуски разных ракет, которые стояли на вооружении РВСН, при помощи приказов, передаваемых СГЧ 15Б99. На пусковых установках данных ракет установили дополнительные антенны и приемные устройства. Впоследствии, эти доработки затронули все пусковые установки и командные пункты РВСН.
Наземные проверки проводились на территории полигона Харьковского физико-технологического института, ядерного полигона Новая Земля и в испытательных лабораториях ВНИИЭФ в городе Арзамас. Здесь проверяли работоспособность всего комплекса под воздействием поражающих факторов ядерного удара. В результате тестирования было подтверждена работоспособность аппаратного комплекса СУ и СГЧ при ядерном воздействии, превышающем заданный в ТТТ МО.
Все работы над командной ракетой были завершены к марту 1982 года. А в январе 1985 года комплекс заступил на боевое дежурство. После этого периодически проводились командно-штабные учения, в которых участвовала система 15Э601 «Периметр».



В ноябре 1984 года производился пуск командной ракеты 15А11. После выхода головной части 15Б99 на пассивный участок траектории, была подана команда на запуск ракеты 15А14 (Р-36М, РС-20А, SS-18 «Satan») с территории полигона НИИП-5 на космодроме Байконур. Запуск прошел в штатном режиме: после отработки всех ракетных ступеней, было зафиксировано попадание в цель на расчетном квадрате на территории камчатского полигона Кура.
В декабре 1990 года на боевое дежурство заступила модернизированная система, которая проработала до июня 1995 года. Комплекс сняли с боевого дежурства в рамках подписанного соглашения СНВ-1.
Это была резервная система связи, которую использовали в случае невозможности использования командной системы «Казбек», а также систем боевого управления ВМС, ВВС и РВСН.



Стоит отметить, что достоверной информации о системе «Периметр» в открытых источниках нет, но по косвенной информации можно сделать предположение, что это была сложнейшая экспертная система, в составе множества датчиков и систем связи. По всей видимости, принцип ее действия заключался в следующем.
Во время боевого дежурства система получает различные данные от следящих систем. В ее составе присутствуют как стационарные, так и подвижные управляющие центры, обеспечивающие работу основного компонента системы «Периметр» - автономной контрольно-командной системы – сложного программного комплекса, созданного на базе искусственного интеллекта, использующего множество датчиков и систем связи для контроля над обстановкой.
В мирное время все основные узлы переводятся в дежурный режим для слежения за обстановкой и обработкой поступающих с измерительных постов данных.
В случае передачи данных от систем раннего предупреждения, свидетельствующих о ракетном ударе и угрозе нападения с использованием ядерного оружия, комплекс «Периметр» переводится в боевой режим, начиная следить за оперативной обстановкой.
Система контролирует военные частоты, фиксируя наличие и интенсивность переговоров, следит за данными от СПРН, получает сигналы телеметрии с постов РВСН, контролирует радиационный уровень на поверхности. Кроме того отслеживаются точечные источники мощного электромагнитного и ионизирующего излучения по заданным координатам, совпадающие с сейсмическими возмущениями, что свидетельствует о множественных наземных ядерных ударах.
По всей видимости, после обработки всех этих данных и принимается итоговое решение о необходимости нанести ответный ядерный удар.
Еще один вариант работы – после получения данных о ракетном нападении от СПРН систему переводят в боевой режим первые лица государства. Если после этого не поступает сигнала об остановке боевого алгоритма, то начинается инициализация процедуры ответного удара. Таким образом, можно полностью исключить возможность нанесения ответного ядерного удара в случае ложного срабатывания. Кроме того, даже после уничтожения все лиц, обладающих полномочиями на проведение пусков, возможность ответного удара сохраняется.
В случае если факт массированного ядерного удара подтверждают с требуемой достоверностью сенсорные компоненты, а у системы отсутствует связь с основными командными центрами РВСН, то «Периметр» может инициировать ответный ядерный удар даже в обход «Казбека» - системы, которую многие знают по ее самому заметному узлу – «ядерному чемоданчику» или абонентскому комплексу «Чегет».
После того, как система получает приказ от ВЗУ РВСН, либо после команды автономного контрольно-командного комплекса, инициируется запуск командных ракет со специальной головной частью, которая может передать пусковые коды всем носителям стратегического ядерного вооружения, находящимся на боевом дежурстве.
На всех командных пунктах ракетных дивизий и полков установлены специальные приемники РБУ системы «Периметр», которые позволяют принимать сигналы от головных частей командных ракет. Стационарные центральные командные пункты ВВС, ВМФ оборудовались аппаратурой 15Э646-10 системы "Периметр" для этих же целей. После получения сигналов их передавали дальше по специальным каналам связи.
У приемных устройств была аппаратная связь с контрольно-пусковой аппаратурой для обеспечения немедленного исполнения приказа на запуск в полностью автономной режиме, даже в случае уничтожения всего личного состава.
По неподтвержденным данным, ранее в составе системы «Периметр» присутствовали командные ракеты, созданные на базе БРСД «Пионер». Такой подвижный комплекс получил наименование «Горн». Индекс самого комплекса – 15П656, а ракеты – 15Ж56. Есть данные, как минимум, об одном подразделении РВСН, которое получило комплекс «Горн» на вооружение. Это был 249-й ракетный полк, который дислоцировался в Полоцке.
А в декабре 1990 года несение боевого дежурства начал полк 8-й ракетной дивизии, который получил модернизированный командный ракетный комплекс «Периметр-РЦ», оснащенный командной ракетой на базе МБР РТ-2ПМ «Тополь».
Во время боевого дежурства комплекс периодически участвовал в командно-штабных учениях. Боевое дежурство командно-ракетного комплекса 15П011 с ракетой 15А11 (на базе МР УР-100) продолжилось до июня 1995 года, когда было подписано соглашение СНВ-1.

Стоит отметить, что внедрение системы 15Э601 "Периметр" в 1983 году не осталось незамеченным для США, которые всегда внимательно следили за испытательными пусками ракет. 13 ноября 1984 года, во время испытаний командной ракеты 15А11, американская разведка работала в напряженном режиме.
Командная ракета 15А11 как раз и являлась промежуточным вариантом, который собирались использовать только в случае потери связи между командными пунктами и ракетными подразделениями, базирующимися по всей стране. Планировалось, что ракета стартует с территории полигона Капустин Яр или с одной из мобильных установок, и пролетит над теми частями Украины, Беларуси и России, где находятся ракетные части, подавая им команды на запуск.
Но в 1984 году у американцев была далеко не вся информация о системе управления РВСН. Некоторые подробности появились лишь в начале 1990-х годов, когда один из разработчиков системы перебрался на Запад.
8 октября 1993 года в газете «Нью-Йорк таймс» появилась статья обозревателя Брюса Блэйра под названием «Русская машина Судного дня», в которой были раскрыты некоторые подробности о системе управления советскими ракетными войсками. Именно тогда в первый раз засветилось название системы «Периметр». Именно тогда в английском языке появилось понятие dead hand - "мертвая рука", относящееся к ракетной технике.
Система была спроектирована так, чтобы работать в условиях поражающих факторов ядерного оружия. Не существовало надежного способа по выведению ее из строя.
По словам Владимира Ярынича, одного из разработчиков системы, опубликованным в журнале Wired, в мирное время их система «дремлет», ожидая подачи сигнала об активизации в случае возникновения кризиса. После этого запускается мониторинг сети датчиков – радиационных, сейсмических и атмосферного давления – для обнаружения признаков ядерных взрывов. Перед началом инициации ответного удара система проверяла четыре «если». Сначала определялось, имело ли место ядерное нападение на советскую территорию.
Затем проверялось наличие связи с Генеральным штабом. В случае ее наличия происходило автоматическое отключение, так как предполагалось, что официальные лица с полномочиями все еще живы. Но если связь отсутствовала, то система «Периметр» незамедлительно передавала право принятия решения о пуске любому, кто находился в командном бункере, обходя многочисленные инстанции.
Как правило, официальные лица нашей страны не дают никаких комментариев по поводу работы этой системы. Но в декабре 2011 года генерал-лейтенант Сергей Каракаев, занимающий пост командующего РВСН, отметил, что «Периметр» все еще существует и несет боевое дежурство.
По его словам, если возникнет необходимость ответного ракетного удара, то система «Периметр» сможет передать необходимые сигналы на пусковые установки. Правда, Каракаев подчеркнул, что в настоящий момент вероятность использования ядерного удара одной из стран ничтожна мала.
Отметим, что на Западе подобную систему назвали аморальной, но все же это один из факторов, который может реально предотвратить потенциальный превентивный сокрушительный ядерный удар.

Источник

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments