overtonwindow (overtonwindow) wrote,
overtonwindow
overtonwindow

Создание США сети военных биологических лабораторий по периметру границ России



Военно-биологическая инфраструктура США вблизи российских границ

Ежедневно на экранах телевизоров и электронных СМИ обсуждаются темы наращивания группировки НАТО в Восточной Европе и антироссийских санкций. При этом гораздо меньше внимания уделяется другой проблеме - военное ведомство США завершает процесс опоясывания России биологическими лабораториями двойного назначения.

Центральные референс-лаборатории, создаваемые США, дополненные сетью менее крупных зональных станций, с 2010 г. действуют на Украине, с 2011 г. в Грузии, а с 2016 г. в Казахстане. Канадой предпринималась попытка создания ЦРЛ в Киргизии. В программы сотрудничества с Соединёнными Штатами в военно-биологической сфере были вовлечены Армения, Азербайджан, Узбекистан.

Так, на Украине в рамках соглашения между Министерством здравоохранения Украины и Министерством обороны США от 29.08.2005, № 840_138 открыты лаборатории по изучению особо опасных инфекций, в том по одной лаборатории открыто в Киеве, Одессе, Херсоне, Тернополе, Ужгороде, Виннице, Харькове и Луганске, по две лаборатории - в Днепропетровске, три лаборатории действуют во Львове. Таким образом, 8 из 13 лабораторий открыты в украинских городах-миллионниках (Киев, Львов, Одесса, Днепропетровск и Харьков) с общим населением около 10 млн человек. Интегрирующим подрядчиком строительства всех лабораторий выступила американская компания «Black & Veatch Special Projects Corp.».

В Грузии в пос. Алексеевка в пригороде Тбилиси функционирует лаборатория «Центр исследования общественного здоровья им. Ричарда Лугара» (после неоднократных протестов России передана Национальному центру по контролю заболеваний Грузии). Также в республике модернизированы региональные санэпидемстанции. Кроме того, в Грузии действует ряд биологических объектов, подконтрольных Пентагону: Тбилисский Национальный центр по контролю инфекционных заболеваний; Центр поддержки уменьшения угроз в Кутаиси; хранилище высокоопасных биосубстанций на военной базе в окрестностях Тбилиси; Растительная лаборатория в Кобулети; Институт микробиологии, вирусологии и бактериофагов в Тбилиси. Создан банк возбудителей остропротекающих и опасных заболеваний.

В Казахстане завершается строительство американской компанией AECOM (подрядчик Агентства по сокращению военной угрозы /DTRA/ Министерства обороны США) на базе «Казахского научного Центра карантинных и зоонозных инфекций им. М. Айкимбаева» в Алматы Центральной референс-лаборатории. Дополнять казахстанскую ЦРЛ будет новая станция раннего оповещения о вспышках заболеваний в Центральной Азии, создаваемая на базе Научно-исследовательского сельскохозяйственного института ДНИСХИ. На ее возведение США выделили 5,6 млн долларов. В 2001 г. правительством Казахстана создана межведомственная комиссия по проведению исследовательских работ и предотвращению распространения испытанных биологических средств на острове Возрождения в Аральском море. В реализации проекта приняло участие DTRA.

В 2013 г. в Азербайджане в г. Баку построена ЦРЛ с 3-м уровнем биологической безопасности, специализирующаяся на исследовании патогенных микроорганизмов в образцах человеческого и животного происхождения. Строительство спонсировалось DTRA.

В Армении летом 2016 г. планируется открытие Центральной референс-лаборатории в Ереване. Аналогичные лаборатории будут открыты в 2017 г. в Лори, Гехаркуникской и Сюникской областях, в Гюмри. Весной 2016 г. года в Иджеване при поддержке США закончена реконструкция лаборатории Национального центра по контролю и профилактике болезней Минздрава Армени.

В Молдавии в 2008 г. при поддержке USAID открыта Центральная референс-лаборатория в Кишиневе в рамках проекта «Предупреждение ВИЧ/СПИДа и гепатитов В, С».

В Таджикистане западными компаниями, аффилированными с оборонной промышленностью США, создана сеть бактериологических лабораторий в Согдийской и Хатлонской областях, г. Душанбе и республиканской туберкулезной больнице «Шифо» в Вахдате, в данные лаборатории разрешен вход только специалистам из ПРООН.

В Узбекистане Национальная референс-лаборатория открыта в 2007 г. при финансовой поддержке USAID. В 2011 г. DTRA оплатило строительство двух диагностических лабораторий второго уровня биологической безопасности в Андижане и Фергане. Всего на территории Узбекистана функционируют 10 биологических лабораторий DTRA.
Особенности построенных США биологических лабораторий
США декларируют исключительно гражданское назначение деятельности этих объектов - обеспечение биологической безопасности постсоветских республик. Однако, они могут быть использованы - а, возможно, уже используются - во враждебных России целях. Следующие факты диктуют такие предположения.

1. Все объекты возводятся на средства Министерства обороны США, а не Министерства здравоохранения. По своей стоимости это сейчас самые дорогие объекты, финансируемые правительством США в регионе (расходы на ЦРЛ на Украине - свыше 175 млн дол., Грузии - 150 млн, в Казахстане - 130 млн дол.), что говорит о приоритетности программы для Вашингтона. Именно американское военное командование ставит перед ЦРЛ научные цели и является получателем систематизированной информации. При этом не только сторонним наблюдателям, но и непосредственным исполнителям научных работ на местах может быть не ясно, имеют ли проводимые биологические исследования конечный мирный или наступательный характер. В силу специфики отрасли это понятно только заказчику, т.е. Пентагону.

2. Практика использования американцами подобных объектов показывает, что они выведены из-под национального контроля, функционируют в закрытом режиме. Лаборатории укомплектовываются иностранным персоналом, в том числе обладающим дипломатическим иммунитетом, а представители местного гражданского здравоохранения прямого доступа к этим объектам не имеют. Число сотрудников лабораторий, от 50 до 250 человек, намного превышает количество персонала, необходимого для обслуживания автоматизированных гражданских лабораторий с заявленными целями.

Объекты, финансируемые США на постсоветском пространстве, являются частью глобальной системы лабораторий, которую Вашингтон расширяет по всему миру. У многих стран, в которых появились такие комплексы, возникают типичные проблемы. Так, в 2010 г. Индонезия настояла на закрытии медицинского научного подразделения ВМС США NAMRU-2, деятельность которого она никак не контролировала, хотя располагалось оно в комплексе зданий Минздрава страны. Джакартой были зафиксированы проведение засекреченных экспериментов и несанкционированный мониторинг национальных исследований. Также причинами решения стали требования американской стороны предоставить дипломатический статус для сотрудников лаборатории и её отказ передать на безвозмездной основе результаты исследований отобранных на индонезийской территории образцов вируса «птичьего гриппа» H5N1. Министр здравоохранения Индонезии Сити Фадила Супари тогда выразила опасения, что результаты работы NAMRU-2 с образцами местных патогенов в будущем будут использованы США при создании биологического оружия или для коммерческого продвижения в развивающиеся страны вакцин западных фармацевтических компаний.

3. Руководителями объектов часто назначаются лица из числа лояльных Вашингтону военных или сотрудников спецслужб. Так, ЦРЛ в Тбилиси ранее возглавляла шеф грузинской разведки Анна Жвания. Возможным главой алматинской ЦРЛ называют Канатжана Алибекова - советского военного микробиолога-«перебежчика», который продолжительное время работал в США в сфере биологического оружия и биотерроризма.

4. ЦРЛ располагаются в городах или в непосредственной близости от крупных городов-миллионников (Одесса, Харьков, Алма-Ата), вблизи морских портов (Одесса), аэропортов (Тбилиси) или в сейсмоопасных, 9-балльных, зонах (Алма-Ата). С точки зрения обеспечения безопасности их местоположение является чрезвычайно уязвимым, особенно в случае с казахстанской лабораторией, расположенной в регионе с повышенным риском экстремистской угрозы, однако с позиции близости транспортно-логистических узлов местоположение ЦРЛ выгодно для американцев.

5. Вызывает вопросы и тот факт, что, хотя обычно вспышки опасных инфекций фиксируются в Африке и Южной Азии, американские военные проявляют повышенный интерес к странам с относительно благополучной эпидемиологической обстановкой. Зато расположенным вблизи границ основных геополитических конкурентов США.
Цели и задачи США на указанном направлении
Система лабораторных комплексов по периметру границ России потенциально позволит Пентагону решать ряд задач.

1. Собирать информацию (о территориальных микроорганизмах, эндемичных патогенах, средствах борьбы с ними, каналах распространения заболеваний и т.д.), которая потенциально будет иметь ценность для создания нового поколения наступательного биологического оружия - оружия избирательного действия, эффективного против России, Ирана и КНР.

2. Проводить диверсионные операции, направленные на нанесение ущерба экономике (уничтожение поголовья скота, дискредитацию продукции государства на мировых рынках) и человеческому потенциалу России - речь идет о снижении иммунитета и способности к воспроизводству. Одной из первых таких диверсий могла быть вспышка африканской чумы свиней на юге и в центре России в 2012-2013 годах. Атипичная устойчивость к условиям северных широт могла быть привита вирусу в американской ЦРЛ в Грузии, откуда он распространился и где велись работы с соответствующим штаммом. Подобные операции широко практиковались США и ранее, например, против Кубы.

3. Проводить испытания своих биологических разработок в районах, приближённых к территории потенциальных противников (например, отслеживать вирулентность, пути распространения и другие свойства возбудителей опасных болезней).

4. Усиливать зависимость России, КНР и Ирана от продукции западной фармацевтической индустрии, рассчитывая в будущем предлагать лекарственные препараты от заболеваний, искусственно синтезированных или модифицированных с помощью сети ЦРЛ. Тем более что генная инженерия в США достигла впечатляющих результатов.

5. Обходить ограничения, налагаемые Женевской конвенцией от 1972 года о запрещении бактериологического и токсинного оружия, отказывая иностранным инспекторам в доступе к объектам за пределами национальной территории (американцы последовательно уклоняются от создания верификационного механизма в рамках КБТО, в том числе от подписания выработанного в 2001 г. по инициативе Москвы соответствующего протокола к Конвенции). Не опасаться протестов американской общественности и последствий нарушения собственного законодательства в данной сфере.

6. Получить доступ к результатам советской военно-биологической программы. Так, свои коллекции возбудителей опасных болезней (в том числе боевые штаммы микроорганизмов, созданные в СССР) в обмен на американскую помощь в США передали Украина, Грузия, Азербайджан и Казахстан. Указанные коллекции - уникальный продукт деятельности советских ученых, создававшийся в течение нескольких десятилетий. Это, помимо прочего, позволяет составить представление о текущем военно-биологическом потенциале России, предусмотрев соответствующие средства защиты от него.
Факты возможной утечки вирусов из американских лабораторий
1. Распространение африканской чумы свиней из Грузии на юг России

Ситуации на контроле:
Эпидемиологическая ситуация в Казахстане
Предложения по противодействию
С учётом сказанного, есть все основания полагать, что военно-биологическая деятельность США у границ стран ОДКБ угрожает их национальным интересам. А если так, требуется принять совместные упреждающие меры, в том числе:

1. Разработать и принять соглашение о мерах биологической защиты в рамках ОДКБ, запрещающее деятельность военных биологов третьих стран (и работы в их интересах) на территории государств-участников и предусматривающее механизм верификации.

2. Продолжить международные усилия по принятию протокола о механизме контроля к КБТО.

3. Расширить предоставление государствам ОДКБ альтернативной технической помощи со стороны России по оборудованию хранилищ патогенов и других биологических объектов с целью их совместной эксплуатации, снизив тем самым зависимость от донорства США.

4. Широко информировать общественность и руководство стран-реципиентов американской помощи об угрозах размещения ЦРЛ, в т.ч. с использованием СМИ и дипломатических каналов. Если Киев и Тбилиси пошли на сотрудничество с США в военно-биологической сфере в период пребывания у власти лояльных Вашингтону правительств, то Астана, предположительно, недооценила риски, исходящие от данной программы.

5. Организовать сбор информации, позволяющей идентифицировать реальное назначение биологических объектов Пентагона. Причём, пресс-конференции, проводившиеся для журналистов в Казахстане, и экскурсии для граждан в Грузии никак не дают полного представления об этом. Здесь уместны, скорее, настойчивые запросы о проведении инспекций с участием специалистов, усилия по линии спецслужб и т.д.

6. Важно добиться огласки и публичного обсуждения текстов международных договоров, в соответствии с которыми осуществляются текущие военно-биологические программы США в соседних с Россией странах, провести оценку обязательств, которые последние принимают на себя в обмен на американскую помощь.

7. Расширять сотрудничество со всеми заинтересованными сторонами, в т.ч. с КНР и Ираном в вопросах биологической защиты, в частности наладить с ними обмен информацией об общих угрозах.
Открытые задания для участников сообщества
Вы можете принять участие в поиске способов противодействия данной угрозе российским интересам. Для этого выполните одно или несколько заданий по сбору и систематизации материалов из списка ниже. Либо предложите, в каком еще направлении можно продолжить информационную разработку угрозы.

1. Размещение биолабораторий Пентагона сопровождается, как правило, кампанией поддержки со стороны официальных лиц в правительственных СМИ. Противодействие может заключаться в следующем:

а) выяснить, какие общественные деятели, СМИ и журналисты в этом участвуют, их взаимодействие с зарубежными организациями (спонсоры, контакты, поездки), по каким вопросам, связанным с деятельностью США в СНГ ранее высказывались, в каких американских проектах участвовали;

б) определить, в чём состоят аргументы подобных «защитников» ЦРЛ, чем они мотивируют необходимость их строительства в чужих странах, как предлагают обеспечить безопасность. И по этим направлениям искать слабые точки;

2. Можно привлечь правовую базу ШОС и ОДКБ:

а) соответствует ли их уставным документам функционирование в странах-участницах закрытых объектов, финансируемых Минобороны США и американскими военными институтами,

б) есть ли в этих организациях механизмы, позволяющие настоять на участии их представителей в контроле работы ЦРЛ. Если таких инструментов нет, разработать предложения по их принятию.

3. Единственный более-менее удачный опыт по частичному ограничению работы ЦРЛ имелся у России относительно грузинской лаборатории. Можно в этой связи изучить подробности процесса: какие дипломатические шаги, на каких уровнях способствовали передаче лаборатории под контроль Грузии, какие неверные действия со стороны руководства ЦРЛ дали возможность российского стороне настоять на своей позиции.

Источник

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments